Новости » Ялта и самоуважение латышей

Ялта и самоуважение латышей



Статья преподавателя РТУ Улдиса Браканскиса Миф о Ялтинской конференции в наши дни уже вызвала несколько резких реплик. Автора не без оснований упрекают в искажении фактов и раздувании пепла ушедшей идеологии. Все же незатронутой, кажется, осталась почти райнисовская суть статьи: "Мы маленький народ - и все". На более глубоком уровне статья раздражает комплексы неполноценности, сеет сомнения в самих себе. Из этого вытекает, что ощущение результатов второй мировой войны как несправедливость по отношению к Латвии и народу - всего лишь проявление "наших - латышей - мелких, но таких милых сердцу амбиций". Нам, мол, не подобает "хаять (..) выдающихся государственных деятелей за то, что они в Ялте (..) не сумели на аптекарских весах взвесить все послевоенные проблемы (..). Все вопросы Балтии, наверное, не составили и сотой части тех проблем, решение которых тогда нельзя было откладывать".

Хорошо, не будем хаять. Похвалим Франклина Делано Рузвельта за то, что у него была такая поразительная жена. Элеонора Рузвельт - единственная первая леди в истории США, соединившая личную популярность с важной, независимой политической деятельностью. Она боролась за права женщин и чернокожих (которые ее муж оставил в забросе), она играла значительную роль в Демократической партии и после смерти мужа в качестве представителя США в ООН была одним из авторов Хартии ООН по правам человека. Насколько известно, она - единственная жена президента США, которой поставлен памятник. Как пишет друг Элеоноры Рузвельт, известный американский автор Гор Видал (New York Review of Books, 11 мая 1995 г.), многие годы после окончания второй мировой войны она рассказывала, что она встретила Франклина дома после возвращения из Ялты вопросом: "Почему ты не противился оставлению Латвии, Литвы и Эстонии в руках России?".

В конце концов и Элеонора была вынуждена уступить перед лицом Реальной политики. Однако следует задать вопрос: почему латыш Улдис Браканскис считает такой вопрос о судьбе своего собственного государства и народа "милыми амбициями"? Почему для него так важно доказать, что даже сама постановка такого вопроса - проявление заносчивости мелких людишек? И почему жене президента сильнейшего в мире государства этот вопрос кажется чуть ли не главным вопросом, связанным с Ялтинской конференцией?

Трудно заглянуть в душу другого человека, но мне кажется, что Элеоноре Рузвельт судьба Балтии казалась важной потому, что, видя несправедливость, она не разделяла, совершалась ли она по отношению к "большой" или "маленькой" стране. Как свободный, уважающий себя человек, она могла оценить, что означает для других людей потеря этой свободы. Но, как наглядно показывает статья У.Браканскиса, при утрате самоуважения утрачивается даже желание быть свободным.

Автор: Паул Раудсепс, Диена

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha